суббота, 13 февраля 2016 г.

Бхайрава - полицейский, преступник и Высшая Божественность трансгрессии


(из Бабадживан): Три человека сидели в йогических асанах на шмашане в Тара-питхе. - Вама-Кшепа, Тара Кшепа и Садху Баба. Вама Кшепа и Тара-Кшепа были двумя сиддха тантриками, Гуру и учеником. После этого, взяв труп 16-летней чандали [неприкасаемой]  себе на плечи, Баба погрузился по шею в реку в кромешной тьме во время амавасьи, новолуния, и вдруг голос свыше сказал Ему: "Мой ребенок, быть может, ты достиг совершенства в своей практике, но твой отец ждет тебя - он нуждается в тебе, поэтому иди и исполни его желания. Драгоценности спрятаны у тебя дома, иди и практикуй эти духовные практики, которые подобны драгоценным камням.

Как личность, которая является воплощением Шивы и олицетворением Дхармы, могла совершать столь ужасающую шава-садхану на Тарапитхе? Ведь шмашан и намеренное  соприкосновение с трупом - это деятельность, которая считается наиболее грязной, "а-дхармичной" (в особенности для шуддха брахмана!) и можно даже сказать что преступной в Хинду-обществе.Этот вопрос долго мучил меня :-)

Касательно решительного следования Дхарме уже в юном возрасте, лишь несколько примеров:

(из "Рамачандрапуре Садху Баба"):

Однажды Баба сидел один на стуле в коттедже в поместье Бал Махашаи: Его тело было большим, со спутанными локонами (джатами), он был скудно одет. Яркое сияние исходило из Его тела, и Он говорил очень мощным образом. Все вокруг были немного напуганы также - малейшее неправильное или сомнительное слово могло раскрыть их страх. Все хотели признать их оскорбления и,таким образом, освободиться от своих ошибок. Речь шла про вегетарианскую диету. Баба веско говорил:
"Лучше принесите мне нож, и я отрежу кусок плоти от моего собственного тела - можете тогда съесть его! Не продолжайте грех убийства других живых существ. Если мои дети (ученики) хотят есть мясо, я отрежу его от моего собственного тела - такова моя обязанность". Было очевидно, что он действительно был готов отрезать плоть от своего собственного тела. Было ясно, что Он был сияющим воплощением ненасилия, мощно провозглашая Свою твердость в установлении Истины и Его бесстрашие в искоренении недостойного поведения.
...Молодость Бабы может быть обобщена строгим следованием целибату внутри и заниманию в различных возвышенных миссиях внешне. Для этого Он открыл школу йоги, чтоб сформировать характер молодых людей и улучшить их физическое состояние. Каждый кто её посещал, получал физические навыки, сильный характер и лидерские качества. Если Баба где-то видел несправедливость или злодеяния, Он смело протестовал. Однажды когда Он был погружен в обучение в школе, один из учителей сказал горькие слова про поведение Госвами, вызвав незамедлительный и громкий ответ Бабы. В другой раз, Баба увидел, что водитель пожарной машины из-за невнимательности задавил беременную корову. Он был очень огорчен и должным образом наказал водителя. Таким образом, Он всегда был готов гневно выступать против несправедливости и беззакония, где бы Он не видел это. Есть много других примеров Его сильного характера и Его смелости в своих действиях из того времени.
Уже тогда было много много знаков, что в будущем твердость в установлении истины будет проявлена в Его личности...."

Этот парадокс разрешается в небольшой статье Elizabeth-Chalier Visuvalingam:


Ранее, мы упоминали противоречие между Бхайравой как начальником полиции (Котвал) и при это одновременно – героической криминальной сущностью, обожаемой в особенности анти-социальными аскетами, которые вопиюще переступали даже через наиболее фундаментальные социо-религиозные нормы и правила. Сейчас необходимо широко раскрыть этот парадокс. От Котвала ожидается наказание преступников за их грехи, Бхайрава имеет действительно странную функцию в Каши – принимать на себя или поглощать грехи паломников – это проявлено настолько сильно, что одно из Его имен – «Пожиратель Грехов» (Папабхакшана).
«Тут, в Каши, место под названием Капаламочана символизирует могущество уничтожения всех грехов, поскольку здесь, «где упал череп», худший из грехов был поглощен».  (Eck. p., 119).
Капаламочана тиртха
Храм Кала Бхайравы сам по себе, в соответствии с Каши-Кхандой (31.138), находился на берегах Капаламочана Тиртхи, в области Омкарешвара, севернее от Майгадина. «Бхайрава стоит прямо здесь», - говорит текст, - «смотря на Капалапочана Тиртху, поглощающую накопленные грехи бхакт».
Мурти Бхайравы у Капаламочана тиртхи
 Бхайрава – это «пожиратель грехов» главным образом не из-за Его недавно начатой службы как полицейского, но из-за того, что Он обладает добродетелью того, что Он Сам является худшим из преступников. Поэтому Капаламочана – это то самое место, где череп убитого Брахмы упал от Него вместе с грехом убийства брахмана, который неумолимо преследовал Его в скитаниях. «Тот, кто освободился от худшего из грехов, сейчас поглощает грехи других». (Eck, p. 192). [1]
Наиболее важным фестивалем, посвященным этому стражу управителю-полицейскому Каши, является Бхайраваштами, который, вместо того, чтобы праздновать его вхождение в должность Котвала, наоборот празднует рождение Бхайравата, рожденного только лишь для того, чтобы тотчас же совершить его брахмано-убийство. «Только лишь в этот день убирается одежда, которая покрывает всё, кроме лица Кала Бхайравы. На Него надевается гирлянда из твердых серебряных черепов. Люди толпятся для того, чтобы получить даршан Его полного изваяния в этот день». (Eck, p. 214). Не только лишь одни храмовые священники знают исходный миф брахмано-убийства наизусть, но он также написан на Хинди на храмовой плите на стене (Eck. pp. 194-5), и также на храмовых стенах нарисованы формы Бхайравы, носящего кровоточащую голову Брахмы. Человек никогда не может быть уверенным, поклоняются ли Котвалу, или скорее брахмано-убийце Капалика Бхайраве 
Бхайрава с головой брахмы - стена Калабхайрав Мандира
 Миф и вместе с ним обыкновенный поклоняющийся стремятся рационализировать и минимизировать эти две несовместимые идентичности Бхайравы, вставляя диахронию между ними: Бхайрава становится Котвалом Каши только лишь после того, как Он очистил Себя от греха брахмано-убийства в Капаламочане. Означает ли это, что Он полностью потерял свой криминальный характер? Почему не мог быть какой-нибудь некриминальный Бог, такой как Хануман или Ганеша, быть выбранным как Котвал в этом наиболее священном из городов? Или могло быть, вероятно, предъявленным, что, будучи экс-преступником, Бхайрава идеально подходил для того, чтобы исполнить роль (исправившегося) полицейского. Но синхронное воззрение неизбежно навязывает себя, поскольку, даже когда Бхайрава оставался Котвалом Варанаси (и кшетрапалой по всей Индии), всегда были и до сих пор есть тантрические секты, такие как Капалики, Каулы и Натхи, которые поклоняются Ему главным образом как Правонарушителю, и, несомненно, трансгрессивным способом (например, с помощью панча-макара). Ранее говорилось, что тот факт, что Бхайрава отрубил пятую голову Брахмы своим левым ногтем большого пальца, символизирует разного рода трансгрессию брахманических социо-религиозных норм. 
Кшетрапала Бхайрава - Кундешвар Махадева, Радха Кунда
Более того, если Бхайрава уже единожды и для всех очистил Свой ужасный грех, как Он мог продолжать играть нечистую роль козла отпущения, принимая, загрязняя себя грехами других? Действительно, такая роль также играется в личине Акаша Бхайравы во время фестиваля Гхантакарна в Катманду, когда все грехи местного населения выгружаются на него не перекрестке Индра-Чаук. Но тот факт, что на всех остальных перекрестках такую же функцию исполняют чучела настоящих демонов, которые впоследствии сжигаются, показывает нам, что через Его квази-демонический аспект (Акаш) Бхайрава пришел играть эту роль. Парадокс достигает нового уровня, когда мы осознаем, что после своего Прощения, Бхайраве поклоняются просто как Котвалу, подчиненному высшим божествам, таким как Вишванатха или его супруге Аннапурне; а перед его Прощением, Бхайрава уже признан, даже в своем разжалованном состоянии, как Высшая Божественность, выше даже Брахмы и Вишну.

Скитания Бхайравы в течении 12 лет как нищего, который носит череп Брахмы как публичное свидетельство Его преступления и просьба дать милостыню в семи домах семи мудрецов в лесу Дару – все эти и другие особенности, такие как Его исключение из мест обитания людей и обитание на местах кремации, в точности соотносятся с предписанным наказанием за убийство брахмана (Stietencron, 1969, p. 867; Lorenzen, pp. 74-76). Но, в то время как в хинду обществе такие убийцы, даже если это брахманы, считались ужасными пария и полностью деградировавшими, Бхайрава возвышается в мифе как Высшая Божественность Брахмой и Вишну, где последний даже признает, что он остается незатронутым грехом брахмано-убийства. Хоть наказание Бхайравы совершенным образом соотносится с нормами брахманической ортодоксии, Его одновременная возвышенность соотносится скорее с доктринами и практиками аскетов-Капаликов, которые принимали такого Бхайраву как свой божественный архетип. Даже когда они не совершали убийства брахмана, эти Капалики совершали Махаврату, или «Великое покаяние», нося череп брахмана для того, чтобы достичь блаженного состояния освобождения и Владычества, которое дарует 8 мистических сил. (Lorenzen, pp. 92-95). Следуя «доктрине Сомы», Капалики испытывали духовное блаженство Бхайравы в экстазе сексуального соития, побужденного и дополненного принятием мяса и вина. В то время, как в мифе Бхайрава представлен как принимающий капалика врату как наказание для того, чтобы искупить вину убийства брахмана, Капалики в погоне за их «высшей аскезой» (махавратой) были связанными с человеческими жертвоприношениями (Lorenzen, pp. 85 87), где идеальной жертвой был брахман, и ясно, что это убийство брахмана, или скорее, то, что оно символизирует, должно было продуцировать великое могущество. 

Бхайрава, Калабхайрав Мандир. Варанаси
Если намерение мифа брахмаширашччхеда могло бы быть уменьшено к узкому сектанскому возвеличиванию сверх-брахманического Бхайравы или к преднамеренному обесцениванию положения брахмана, тогда не было бы смысла в наставлениях Шивы Бхайраве, чтобы Бхайрава действовал строго в соответствии с брахманическими предписаниями для того, чтобы искупить убийство брахмана.  Тот факт, что Бхайрава скрупулезно совершает это, означает высочайшую ценность брахмана, как это требуется в традиционном Хинду обществе.  В то же самое время, миф мог иметь намерение прославить Брахму как такового, поскольку Брахма ясно признает превосходство Бхайравы, и даже Вишну прославляет Его как Высшую Реальность, несмотря на его внешнее обличье как криминального нищего, который погружен в грязь. Настоящий конфликт скорее происходит между двумя противоположными полюсами Священного. Первый представляется в форме целомудренного, чистого, отказывающегося от себя классического брахмана, а второй – в трансгрессии, представленной в форме гедонистического, нечистого Капалика-Бхайравы, который обезглавливает этого брахмана или его божественность. Миф в сущности раскрывает компромисс между социо-религиозной точкой зрения, которая должна неизбежно порицать Бхайраву как внекастового преступника, и эзотерической валоризацией трансгрессивной сакральности, которая возвышает Его как Высшую Божественность. Обе являются точными, поскольку Он совершил трансгрессию, главным образом, в брахманическом обществе. С эзотерической социо-религиозной точки зрения, Бхайрава – это не более чем ужасный Бог-полицейский, который защищает границы социо-религиозного общества, и, как привратник, дарует защиту храмам от враждебных внешних сил. Он оберегает социально центральную божественность, как Вишванатха в Каши, от любого непосредственного контакта с нечистыми элементами, которые всё же являются жизненно важными в целом для функционирования социального организма. 
Калабхайрав Мандир
Ужасающая божественность трансгрессии никогда не может стать объектом публичного культа как такового, и означает для Него получение общественного поклонения, трансформируя себя в одинаково ужасающего Бога-защитника, для более мирной, мягкой и милостивой Божественности (с которой Он, однако, часто тонко идентифицируется). Таким образом, обещанная власть Кала Бхайравы над Каши стала реальностью благодаря Его посту управителя-полицейского Господа Вишванатхи. Миф достигает этого «обращения» от преступника к Котвалу через «очищение» Бхайравы в Капаламочана Тиртхе.  
Но если Он остается там, даже в Его должности как Котвал - как козел отпущения, «пожиратель грехов», главным образом на которого бхакты и паломники могут сбросить все свои грехи, не происходит ли это из-за того, что Он даже как преступник Капалика уже переступил пределы плохого и хорошего и всегда оставался незатронутым ими? 

-----------------------------

[1] Согласно шастре,  Шива сотворил Бхайраву из самого себя, чтобы наказать Брахму.  Брахма возжелал свою дочь, рожденную из своего ума, и чтобы видеть ее повсюду, он отрастил четыре головы. Так появилось четыре направления света. И из-за этого желания Брахма не мог больше оставаться в пределах самого себя. Некоторые тексты дополняют, что желание Брахмы было вызвано Камой (Богом Желания), который был рожден специально, чтобы вводить людей в заблуждение. Для того, чтобы выполнить свою задачу, Брахма дал Каме стрелы любви, и Кама тут же опробовал их на самом Брахме. Пораженная поведением Брахмы, его дочь, которая по разным версиям этой истории имеет различные имена, поднялась на небеса. И этим она спровоцировала Брахму отрастить еще одну пятую голову, квинтэссенцию всех четырех и на небесах овладеть своей дочерью. Увидев всё это, Шива отрубил пятую голову Брахмы ногтем большого пальца левой руки. Но, совершив грех убийства Брахмана, Шива-Бхайрава теперь вынужден выполнять обряд искупления и бродить с черепом, в который превратилась пятая голова Брахмы, по всему свету и просить милостыню.

2 комментария: