пятница, 17 июля 2015 г.

Единство бхакты, бхакти и Бхагавана


Кануприя Госвами
 (Из 'Махат-санги' Кануприи Госвами)

Одна капля из океана опыта служения бхакты вспыхивает и льется через край в тысячи потоков, и описание затопления сердца бхакты можно найти в следующих словах:

mane kari nade juṛi hṛday vichāi
tāhār upare sonār gaurāṇga nācāi

 
«Я чувствую как будто мое сердце сходя в реку, распространяется, и на нем танцует золотой Гауранга».

Нет ничего более великого в совершенстве, чем безгрешный бхакта Хари, чье сердце является постоянной обителью Бхагавана, и который стал полностью отожествленным и с бхакти, и с Бхагаваном. И среди них опять нет предела величия тех личностей, которые всем сердцем, без остатка приняли прибежище в Кришне. Поэтому в шастре провозглашается превосходство бхакты или вайшнава над карми, джняни, [аштанга] йогином и т.д. И среди бхакт в особенности провозглашается превосходство тех, принял прибежище без остатка. Например ['Гаруда Пурана', цитируется в 'Хари-бхакти-виласе' 10.175-176]:

satrayāji sahasrebhyaḥ sarva vedānta pāragaḥ |
sarva vedānta vit koṭyā viṣṇubhakto viśiṣyate ||
vaiṣṇavānāṁ sahasrebhya ekāntyeko viśiṣyate |
ekāntinastu puruṣā gacchanti paramaṁ padam ||


«Лучше тысячи людей, которые совершаются жертвенные ритуалы тот, кто освоил всю Веданту, а лучше миллионов знатоков Веданты – один бхакта Вишну. Среди тысяч вайшнавов тот, кто является безраздельным – высочайший. Те личности, которые являются такими (эканти) – попадают в высочайшую обитель».

Таким образом, из тысячи бхакт тот, кто является эканта (те, чья преданность направлена исключительно на один объект) [или тот, кто всем сердцем поклоняется]  провозглашаются как лучшие в Гите, в соответствии со словами Самого Господа. Указывая на Самого Себя, Он сказал: «Тот, кто думает только обо мне». Этим утверждением подтверждается превосходство безраздельного бхакты Кришны. Например ['Бхагавад Гита' 6.46-47]:

tapasvibhyo'dhiko yogī jñānibhyo'pi mato'dhikaḥ |
karmibhyaścādhiko yogī tasmādyogī bhavārjuna ||
yogināmapi sarveṣāṃ madgatenāntarātmanā |
śraddhāvānbhajate yo māṃ sa me yuktatamo mataḥ ||


«Превосходит йогин аскетов, йогин выше, чем тот, кто знает, йогин выше, чем делатель жертвы; Стань же йогином, о Арджуна! Но и йогинов тот превосходит, кто, на Мне всей своею душою утвердившись, исполненный веры, почитает Меня с любовью». 

В этом стихе mad-gatena означает «на мне» - на Шри Кришне, и antarātmanā означает «всей душой». Вместе это означает «привязанный ко мне во всех аспектах». Этим утверждается что те, чьи умы или сердца «сделаны из Кришны» (kṛṣṇa-maya) являются безраздельными бхактами.
В другом месте Гиты можно также найти подобное утверждение ['Бхагавад Гита' 12.2]:

mayyāveśya mano ye māṃ nityayuktā upāsate |
śraddhayā parayopetāḥ te me yuktatamā matāḥ ||


«Постоянно преданных Мне, в Меня погрузивших сердце, Чтущих Меня с глубокой верой, их наиболее преданными считаю».

Такие одно-направленные святые бхакты «сделаны из Хари», и Хари, также, становится сделанным из такого рода бхакт, наслаждаясь счастьем нахождения в их сердцах. Бхакты, также, не заботятся о каком-либо наслаждении для самих себя – их интересует только то, как можно усладить Господа. В сердцах обоих находится одна жизнь – таково значение здесь. В такого рода случаях опыт «сделанных из Хари» сердец бхакт отражается в сердце Господа, а опыт сердца Господа отражается в сердцах бхакт.
Значение процитированного выше стиха «Святые являются Моим сердцем, а Я – это сердце святых» - таково, что бхакта и Господь разделяют одну жизнь. Мы также способны ясно понять это из следующих слов Господа ['Бхагавад Гита' 9.29]:

samo'haṃ sarvabhūteṣu na me dveṣyo'sti na priyaḥ |
ye bhajanti tu māṃ bhaktyā mayi te teṣu cāpyaham ||


«Я одинаково отношусь ко всем существам: нет для Меня ни ненавистного, ни дорогого,
Но почитающие Меня бхакты – они во Мне; Я же в них пребываю».


Шри Бхагаван, который является пристанищем энергии восторга, наслаждения (хладини шакти), Сам наслаждается счастьем, и делает так, что Его бхакты также наслаждаются благодаря Его хладини-шакти. Как говорится ['Бхагават Сандарбха' 117]: hlādakarūpo'pi bhagavān yayā hlādate hlādayati ca sā hlādinī«Хоть Бхагаван является самой формой восторга [наслаждения], то, с помощью чего он восторгает и становится причиной восторга – это его энергия восторга (хладини)».

Это наслаждение, когда оно находится в Бхагаване, называется «энергия» (шакти), а когда оно находится в бхакте – это называется бхакти. Под бхакти мы обычно подразумеваем любви к Господу, и под бхактой – того, у кого есть эта нежность или любовь. Когда бхакти в сердце бхакты делает Господа своим объектом или становится сфокусированным на Нем, оно направляется к Нему и касается Его, и тогда возникает наслаждение Господа. Это наслаждение Господа возвращается к бхакте, и, свою очередь, дарует бхакте наслаждение или дает радость служения ему. Точно так же как благодаря касанию вечернего бриза расцветает тубероза и распространяет свой собственный аромат этому ветру, и тогда бриз разворачивается и возвращается, неся этот аромат в себе, таким же образом, получив прикосновение с помощью бхакти в сердце бхакты, этот дремлющий восторг Бхагавана пробуждается и дарует Ему (Бхагавану) наслаждение. Тогда он возвращается, неся наслаждение служения Господу. Благодаря касанию аромата этого служения сердце бхакты начинает переливаться через край. Поэтому как может быть что-то равное или превосходящее великолепие возвышенного бхакты в котором три: бхакта, бхакти и Бхагаван объединились  один с другим и достигли состояния разделения одной жизни между собой в своей погруженности в переживание восторга друг друга?
Даже места паломничества  очищаются благодаря контакту с великими бхактами. Среди богов Брахма и Рудра – наилучшие. Могущество бхакт и преданных Господа более велико, чем даже Брахмы или Рудры. Это доказано благодаря словам бога богов, Идры ['Гаруда Пурана', цитируется в 'Хари-бхакти-виласе' 10.84]:

kalau bhāgavatam nāma durlabhaṁ naiva labhyate
brahma rudra padotkṛṣṭaṁ guruṇā kathitaṁ mama


«В этот век Кали, редкое имя «бхагавата» (преданного господа) не достигается [т.е. чрезвычайно редко]. Как мне сказал Гуру [Брихаспати] – оно превосходит положение Брахмы и Рудры». 

Поэтому, какое счастье в мирах людей и богов можно сравнить с величием общения с великими бхактами? Даже счастье освобождения или рая не может быть сравнено с маленькой частицей их величия. Как говорится ['Шримад Бхагаватам' 1.18.13]:

tulayāma lavenāpi na svargaṁ nāpunar-bhavam |
bhagavat-saṅgi-saṅgasya martyānāṁ kim utāśiṣaḥ ||


«Ценность одного мгновения, проведенного в общении со спутниками Господа, невозможно сравнить даже с достижением райских планет или освобождением от материи,  не говоря уже [о возможности сравнить это с] с желаемыми объектами смертных».

В результате посещения святых мест и поклонения богам человек достигает рая и освобождения. Когда это достижение рая и освобождение не могут быть сравнены даже с кратчайшим общением со святыми, тогда с каким величием общение со святыми может быть сравнено? Величие бхакти, бхаты и Бхагавана превосходит даже Брахма-локу, которая является высочайшей обителью в материальном мире. С чем еще высочайший предел величия этих трех, объединенных вместе в личности бхакты, может быть сравнен?
Если оно отсутствует, великое положение Брахма-локи становится менее чем незначительным. Это раскрывается в следующем стихе ['Шримад Бхагаватам' 5.19.24]:

na yatra vaikuṇṭha-kathā-sudhāpagā
na sādhavo bhāgavatās tadāśrayāḥ
na yatra yajñeśa-makhā mahotsavāḥ
sureśa-loko 'pi na vai sa sevyatām


«В месте, где нет потока восторга от катхи о Вайкунтхе; где нет святых бхагават, которые получили прибежище у Него; где нет великих фестивалей, где превозносится Господь жертв – даже если это лока Суреши (Господа Брахмы), она не подходит для жительства». 

Где человек может найти что-то, что можно сравнить с величием общения с возвышенными, святыми преданными, которые заключают в себе бхакти, Бхагавана и бхакту, объединенных вместе в единстве? Только величие Самого Бхагавана остается сиять над всем остальным. Ясным указанием того, что Бхагаван выбирает такого рода бхакт как своих собственных представителей, понимается в следующем стихе ['Хари-бхакти-виласа' 10.127]:

na me priyaś-catur-vedi mad-bhaktaḥ śva-pacaḥ priyaḥ |
tasmai deyaṁ tato grāhyaṁ sa ca pūjyo yathā hy aham ||


«Мне не дорог тот, кто является чатур-веди, знатоком четырех вед, но мне дорог бхакта, который [по рождению] из семьи собакоедов. Те вещи [которые должны предлагаться Мне] должны предлагаться ему и [те вещи, которые должны быть получены от меня] должны быть получены от него.  Его необходимо почитать так же как и Меня».  

Поэтому для таких представителей Бхагавана, где возможно найти что-то, равное их величию? Таким образом, его безраздельные бхакты, которые связаны с Ним благодаря их общему сердцу и жизненной силе, наиболее дороги Ему. Поэтому Шри Бхагаван своими собственными устами сказал об Удддхаве, одном из лучших такого рода бхакт ['Шримад Бхагаватам' 11.14.15]:

na tathā me priyatama ātma-yonir na śaṅkaraḥ |
na ca saṅkarṣaṇo na śrīr naivātmā ca yathā bhavān ||


«Они не так дороги мне как ты [Уддхава] – ни Брахма, ни Шанкара, ни Санкаршана, ни Шри, ни даже Я Сам!». 

Насколько глубоко наслаждение Бхагавана от его одно-направленных бхакт, может быть понято из того [процитированного выше] сильного утверждения, которое исходит из глубин Его сердца. Поэтому это не только вопрос того, что бхакта представитель Бхагавана или дорог Ему: подчинение Бхагавана Своим бхактой   - это также хорошо известная тема. Бхагаван, хоть и независим, но все же зависим от своего бхакты. Хоть повелитель всего подчиняется бхакте, и хоть проявление Его сварупы зависит только от бхакти бхакты, этот факт Он Сам раскрывает с великой восторженностью в своих собственных словах ['Шримад Бхагаватам' 9.4.63-66]:
Дурваса и Махараджа Амбариша
ahaṁ bhakta-parādhīno hy asvatantra iva dvija |
sādhubhir grasta-hṛdayo bhaktair bhakta-jana-priyaḥ ||
nāham ātmānam āśāse mad-bhaktaiḥ sādhubhir vinā |
śriyaṁ cātyantikīṁ brahman yeṣāṁ gatir ahaṁ parā ||
ye dārāgāra-putrāpta- prāṇān vittam imaṁ param |
hitvā māṁ śaraṇaṁ yātāḥ kathaṁ tāṁs tyaktum utsahe ||
mayi nirbaddha-hṛdayāḥ sādhavaḥ sama-darśanāḥ |
vaśe kurvanti māṁ bhaktyā sat-striyaḥ sat-patiṁ yathā ||


[Господь обращается к Дурвасе муни] «О брахман, я зависим от Моих бхакт, так, как будто я совершенно не являюсь независимым! Мое сердце пленяют Мои бхакты! Я люблю Моих бхакт!  Я не хочу ничего себе без моих святых бхакт, также как я не хочу непревзойденного богатства без тех, для которых Я являюсь высочайшей целью! Те, кто оставили свои дома, жен, детей, старших, свои жизни, этот мир и следующий и ищут прибежище во Мне, как я могу посметь отвергнуть их?! Те святые, чьи сердца связаны со Мной, которые одинаково смотрят на все вещи, приводят Меня под свой контроль благодаря своему бхакти, так же как целомудренная жена делает это своим супругом». 

Потрясающая, наполняющая сердце сила наслаждения, которую Господь Всего испытывает, будучи зависимым от своих бхакт, провозглашается в следующих стихах ['Хари-бхакти-судходайа' 14.29-30]:

sadā mukto ‘pi baddho ‘smi bhaktena sneha rajjubhiḥ |
ajito ‘pi jito ‘haṁ tair avaśo ‘pi vaśī-kṛtaḥ ||
tyakta-bandhu-jana-sneho mayi yaḥ kurute ratiḥ |
ekastasyāsmi sa ca me cānyo'styāvayoḥ suhṛd ||


«Хоть всегда освобожден, Я связан моими бхактами веревками любви. Хоть я и непобежденный, они покоряют Меня. Хоть Меня невозможно контролировать, но они контролируют Меня. Для того, кто, оставив свою привязанность к семье и друзьям, любит меня -   Я для него один и единственный, и он – Мой, и у нас нет какого-либо иного друга (сухрит)».

Значение слова «друг» (су-хрит) таково: «тот, чье сердце прекрасно», или «спутник, который всегда находится ‘на одной волне’ с кем-то». Поэтому, сердце бхакты, которое свободно от похоти, от нечистоты:  умиротворенное и беспристрастное  -  оно является единственным местом нахождения Бхагавана.

Комментариев нет:

Отправить комментарий